?

Log in

No account? Create an account
С песнями Михаила Башакова я познакомилась, прослушав альбом Блюзы и баллады под гитару и без (совместное выступление Константина Арбенина, Кирилла Комарова и Михаила Башакова в 2009 году, проект АрБаКом).  Гениальная песня, написанная человеком с непознаваемым талантом.


Не верь мне

Прошлым летом я выкладывала отрывки повести под рабочим названием "Проклятие волка-оборотня". В ноябре 2018 года я ее закончила, опубликовала совсем недавно под названием "Не верь мне". Прочитать можно здесь https://www.litres.ru/elizaveta-garenskaya/ne-ver-mne/ и здесь https://mybook.ru/author/elizaveta-garenskaya/ne-ver-mne-2/.



Краткая аннотация: Антон - самый обычный человек, живущий в столице. Он, как и все, зарабатывает деньги, создает и разрушает отношения с женщинами, строит планы. Но однажды... Однажды его привычная жизнь рушится вместе с появлением потусторонней силы, которая призывает исполнить его предназначение и судьбу. Сможет ли он найти способ снять заклинание могущественного колдуна или всю оставшуюся жизнь ему придется провести в облике кровожадного убийцы?

Звезды, 2018

Главный герой – русский по национальности гражданин Узбекистана. Он преподает русский язык в узбекской школе, живет с семьей в Ташкенте. Но тяжёлая болезнь дочери заставляет его оставить налаженный быт и поехать на заработки в Москву. Волею судеб он оказывается на улице, но тут е нему на помощь приходят его земляки. И здесь начинается его история, история Юрия Алексеевича Дербенева, названного в честь Юрия Гагарина.
Человек, изучающий русскую литературу в чужой культурной среде. Человек, которому снятся сны про Лермонтова и космические корабли. Он оказывается на стройке и с чистой душой и благодарностью принимает помощь соотечественников, живет с ними в общаге, делит пищу и кров. Но нелегальному рабочему тяжело жить в Москве, и он все время попадает в передряги и оказывается на улице. И тут ему на помощь приходят уже другие люди, и так же предоставляют ему кров и пищу. Их объединяет город, республика, на языке которой говорит русский Юрий Алексеевич Дербенев. Все называют его Гагарин.
Гагарин. Первый человек в космосе. Космос Дербенева – это Москва, куда его забросила жизнь. Он открывает в людях человечность, стремление к взаимопомощи, и всем своим существованием доказывает, что на первом месте стоит не национальность и религия, а человек. Его посыл – это доброта, интеллегентность, справедливость в поступках, даже когда ему приходится делать очень непростой выбор.
Надежда есть всегда. И с этой верой он оказывается на обочине дороги, где его подбирает дальнобойщик. «У меня тоже были тяжелые времена в жизни, - говорит шофер Гагарину, - поможем». И снова новая дорога, и снова новый космос. И белые перышки ангелов, хранящих его на пути.

P.S. Главную роль исполняет Юрий Сухоруков и играет он блестяще.

Tags:


Всем добрый мур!

Многие из вас ждали этого момента с прошлого года - с сентября, когда завершился предыдущий поток "Летних игр". Радуйтесь - вы дождались! Или же вы слышите о "Летних играх" впервые? Тогда я немного завидую вам, потому что вы совсем скоро откроете для себя новые источники вдохновения, создадите новых персонажей и проведете три летних месяца в чудесной компании.

Как это было - первый поток.

Как это было - второй поток.

Как это было - третий поток.

Итак, что же такое "Летние игры"? Это марафон-флешмоб, который Клуб писателей-практиков "365" проводит вот уже в четвертый раз. Для многих летние месяцы - это отпуск, злостная зависть к тем, кто может позволить себе отпуск и время творческого застоя. Или, как многие любят говорить - потому что красиво - "творческий отпуск". В Клубе не бывает творческих отпусков! А поэтому наше лето - самое активное время года. С каждым потоком к нам присоединяются новые участники. Авторы открывают для себя новые грани собственного творчества, знакомятся друг с другом и расширяют границы собственных возможностей. Не суть важно, есть ли у вас творческие цели на лето - возможно, вы совсем скоро обзаведетесь таковыми. А даже если нет - не беда. Просто вливайтесь - и получайте удовольствие.

Итак, внимание! Мы открываем набор в четвертый поток марафона-флешмоба "Летние игры"! Напоминаю: вы всегда можете присоединиться в процессе, то есть, уже после начала мероприятия. Но все же желательно делать это заранее.

Правила флешмобаCollapse )

И пусть творческие боги будут с вами, куда бы вы ни повернули!

Слушайте свое сердце,

С любовью, Настя

Доброе утро

- Доброе утро)
- Доброе утро)
И смайлик в конце. Как за перепиской легко скрыть опустошенное сердце, немыслимую тяжесть в душе. Снова проснулась, снова новый день.  Хотелось ругаться матом и пить кофе, безучастно листая ленту. Она прошла на кухню и, хлопая дверцами шкафчиков, доставала с полок все необходимое для обычного утреннего завтрака, попутно поддерживая переписку с ним. Как много правды она хотела бы написать ему о себе, но мобильная связь ограничивала жизнь.
Фен запутался в волосах, оставляя торчать непослушную прядь.
«А к черту, выпью бокал вина для приличия и домой пойду», - думала она, собираясь на встречу с ним. К горлу подступал комок, она даже не волновалась. Безумие в жизни, безумие в сердце. Безумие, которое предшествует падению. Персональный ад, в котором готов на все, чтобы забыть. Бутылочка с кремом со звоном упала в раковину.
- Неплохое кафе. И музыка приятная, - сказал он, изучая меню.
- Да, мы часто здесь бываем, - стараясь подавить вздох, отвечала она.
Глаза убегали в грусть, хотелось много пить и смотреть в окно на прохожих. Высокий мужчина сидел напротив нее, колдуя в своей тарелке. В бокале звенел лед, и помещение наполнялось голосами посетителей.
- За тебя, - в очередной раз сказал он.
Он ей определенно нравился. Мягкий голос, в котором проскальзывала твердость и привычка руководить, большие красивые руки, чувство юмора.
Неожиданно для себя они разговорились. Она никогда так много не разговаривала. Слова, улыбки – все это искрилось в воздухе, наполненным приятным ароматом кухни. Бифштекс оказался на удивление вкусным, и от вина по телу разливалась необычная легкость. Он протянул руку, сжатую в кулак, и легонько ударил по ее согнутым пальцам.
- У нас много общего.
Она улыбнулась. Ее пальцы казались такими маленькими и хрупкими на фоне его большой руки.
- Караоке, боулинг, бильярд, - предложил он, когда они вышли из кафе в вечерние сумерки. Ни того, ни другого не хотелось, но вопреки всему она вызвала такси, и они отправились в ночь. Ароматы кальяна наполняли воздух. Вино искрилось в бокалах. Уходить не хотелось.
Но стрелка часов неумолимо приближалась ко времени закрытия, и вот уже последние посетители доставали номерки из карманов и отдавали их вежливому гардеробщику. И снова такси, и она специально замедлила шаг, когда они подходили к подъезду.
Она развернулась к нему лицом, и он немного приобнял ее настолько, насколько позволяла зимняя одежда. Поцелуй был настолько естественным, что, казалось, вечер не может закончиться без него. Сухие, нежные губы прикоснулись к ее губам, как будто несмело, как будто опасаясь чего-то. Легкое прикосновение к руке, и вверх, скользя по болониевой куртке. Она чувствовала пульс под воротником его рубашки.
Как два подростка, они касались друг друга, и ей хотелось уткнуться в его шарф и никуда не отпускать.
- Мне пора идти, - сказала она.
- Иди, - ответил он.
И снова легкое прикосновение губ, нежное, как будто несмелое объятие, переплетенные руки. Они не чувствовали холода, не чувствовали ночи, не слышали сигналов проезжающих машин. Последний взгляд глаза в глаза, и они, наконец, отрываются друг от друга.
- Пиши, - говорит она с улыбкой, взбегает по ступенькам подъезда и торопливо набирает код домофона. Безумия нет, боли не существует. Как будто все встало на свои места. Как будто она была спасена.
- Доброе утро)
- Доброе утро)

Двое на краю земли*

Шаг, еще шаг… Пейзаж стирается, очертания гор становятся размытыми и неясными в предрассветной дымке. Остается только голая земля, пустыня, на которой я вижу отпечатки твоих следов. Зачем ты пришел сюда? Или это непреложная аксиома, что две души, которые когда-то тянулись друг к другу, оказываются здесь.
Ты стоишь и смотришь. Просто смотришь, не говоря ни слова. Теперь сказать должна я. Или ты прочитаешь это в моих глазах. Вопросы, вопросы… У меня как всегда к тебе миллион вопросов. И знаешь, что я хочу тебе сказать? Ты не умеешь грамотно выстраивать сюжеты. Сначала ты писал красивую историю. Миллиарды слов, творений было рождено тобой. Но все это время твой лирический герой скрывал за спиной холодное оружие. Любой уважающий писатель скажет тебе, что это непоследовательно и нелогично. Любой триллер, где у главного героя насквозь прогнили мозги, начинается с убийства, а не заканчивается им. На страницах жизни появилась кровь. За историей любви скрывалось преступление. Подлое и низкое. Зачем ты оставил после себя такую память? В этом не было нужды. Хотя возможно ты и сожалел об этом потом. Возможно… Я могу только догадываться.
Шаг… еще шаг. Я исчезаю. Окружающие очертания становятся определёнными, и я уже не вижу твоих следов на земле. Облака мерно плывут по небу, сквозь них изредка выглядывает солнце. В тишине я различаю, что ты еще дышишь, твое сердце еще бьется, но ты погибаешь в моих глазах, и ничто уже не может предотвратить этот процесс разложения. Я забываю тебя. Уходит боль, исчезает привкус крови на губах. Все раны рано или поздно затягиваются.
Я ухожу обратно, в город, в жизнь, где каждый встречный уже не кажется чудовищем, как ты. Где нет твоей жестокости и трусости, где, к счастью, больше нет тебя.

*Написано в рамках рубрики Еженедельная зарисовка в сообществе
https://writing365.livejournal.com/
Эту улицу отремонтировали недавно. Положили плитку вместо потрескавшегося асфальта, поставили новые уличные фонари. Старые фонари морально устарели, да и работали неисправно, и монтерам приходилось чуть ли не каждую неделю что-то подправлять и подсоединять контакты.
Но когда оформляли заказ на поставку новых фонарей, менеджер по продажам засмотрелся на новую сотрудницу, и вместо 31 поставил 30. И одного фонаря не хватило. Тогда было решено в самом конце улицы, где стояла одинокая лавочка, оставить старый, покрытый слоем грязи, неисправный фонарь.
Новое соседство ему не понравилось. Он много повидал на своем веку. Влюбленных, отчаявшихся, устало присаживающихся на лавочку взрослых, таинственно перешептывающихся детей. И он мог бы многое рассказать. Рассказать, как в былые времена, когда на город опускалась темнота, он радостно зажигался, чтобы освещать людям дорогу, как засыпал с восходом солнца. Он мог бы рассказать, как 68-летний мужчина из подъезда напротив, выгуливающий собаку каждый день, когда-то давно подарил заветное кольцо смешливой девушке в белом платье. Он видел, как падал снег на непокрытую голову молодого человека, который взволнованно бежал за скорой, увозившей его жену в роддом. Он видел, как маленький карапуз ковырялся в земле, закапывая свои секретики. И как через несколько лет, этот карапуз плакал как маленький на лавочке, смотря на фотографию смешливой девушки в белом платье. И много, много таких историй повидал старый уличный фонарь. Когда головы влюбленных пар сближались, он научился гаснуть. А когда кто-то садился на лавочку и степенно разворачивал свежую газету, он научился разгораться ярче прежнего. Непонятливый монтер часто забирался на столб и что-то подправлял, чтобы фонарь горел одинаково все время, но строптивый фонарь не желал его слушаться. И регулировал освещение улицы по своему желанию, то гас, то разгорался ярче остальных.
Но вот недоработку невнимательного менеджера исправили. Привезли новый, стальной, исправный. А старый остался лежать не земле до прихода дворника. Но дворник расчищал снег, выпавший накануне, и забыл про брошенный фонарь. Так он пролежал до весны, ржавея и угасая.
Но в апреле, когда растаял снег, его чугунные бока снова согрело солнце. И он увидел, как на лавочку присел мужчина с портфелем. Они посмотрели друг на друга.
- Какая красота…, -  сказал мужчина. Он бережно поднял фонарь с земли и отнес домой. Там он долго подсоединял контакты, чистил от ржавчины и протирал стекла. И спустя несколько дней новый старый фонарь ярко горел среди деревьев на небольшом участке у берега реки. Для него были куплены большие мягкие качели, и он снова мог наблюдать историю этого удивительного человека, подарившего ему новую жизнь. Он слышал его неторопливые разговоры с женой, а когда их головы сближались, фонарь исправно притушивал свет. Когда кто-нибудь садился на качели с книжкой, он разгорался ярче прежнего. И приветливо мигал гостям, приезжавшим на выходные. Он видел, как солнце садилось за реку, как рассвет окрашивал верхушки деревьев, выдерживал ветры, дожди и снега. И молча хранил великое множество тайн, секретов и историй, которые он видел на протяжении своей долгой жизни.

День сидения на окне

В Facebook анонсировали неделю удивительных праздников. Например, завтра, 10 декабря, празднуется День сидения на окне. И я уверена, что есть люди, которые могут отпраздновать этот день по всем правилам. Ведь широкий подоконник - это небывалая роскошь в доме. На него можно положить мягкую подушку и с чашечкой горячего чая смотреть на бесконечный снегопад, зимний закат или волшебный рассвет. Увидеть то, чего мы не замечаем в обыденной жизни. Можно задернуться плотной шторой и спрятаться от окружающих. А в Новый Год на него можно поставить нарядную елку, чтобы все прохожие видели ее с улицы и восхищались.
Я помню эти дни. Дни, когда я жила в квартире с широкими подоконниками. Я видела, как по воде перемещали мост. Я видела маленькие фигурки велосипедистов и чинно гуляющих по набережной прохожих. Я видела, как по воде плыли пароходы и корабли, нарушая идиллию своими протяжными, резкими гудками. В это время я написала целую пьесу в несколько сцен, и да, вдохновением служил широкий подоконник. Я видела, как медленно заходит солнце, окрашивая небо и городской пейзаж в непередаваемые цвета. Я видела неисчислимое количество звезд на небе, и мне тогда казалось, что они благосклонно взирают на меня со своей высоты. Это был первый в жизни порыв вдохновения, после которого я взялась за перо. И сколько еще таких, как я людей, которые совершают открытия, сидя на окне.
Сейчас мне можно перефразировать название праздника, потому что теперь я живу в квартире с узкими подоконниками. День сидения у окна. Чтобы смотреть на снегопад и маленькие фигурки прохожих, чтобы посчитать ворон, загадочно каркающих на ветках и чтобы увидеть вдалеке перспективу бесконечной вереницы домов, наполненных людьми, а вместе с ними такой разной и интересной жизнью.
- Скоро 12, надо скорее загадывать желание, - суетилась Маша вокруг стола.
Гости, загадочно подмигивая друг другу, писали свои желания на цветных стикерах, складывали, уже были зажжены свечи.
- Настя, а ты чего сидишь?
- Я в эту ерунду не верю.
Маша, пожимая плечами, первая поднесла бумажке к пламени свечи. Бросив горящий клочок на тарелку, она по-детски скрестила пальцы и зажмурила глаза. Остальные тоже подносили свои заветные желания к пламени, и в их глазах на мгновение вспыхивала надежда – а вдруг? Пепел был опрокинут в бокалы с шампанским, шампанское выпито до дна.
Свеча продолжала гореть. За боем курантов, за звоном бокалов было совсем не слышно ее тихое потрескивание, но пламя как будто хранило сожженные слова, просьбы, надежды. Пламя тянулось вверх, к потолку, а потом выше, через крышу, к звездам, которые ярко мерцали на ночном, безоблачном небе.
Но вот они загадочно зашептались между собой, заволновались, и только опытный глаз астронома мог заметить, что они как будто изменили свое местоположение.
- Едет, едет… - шелестели звезды, разгораясь все ярче и ярче.
Они встречали Деда Мороза.
- Ну, кто здесь чудеса заказывал? – с молодецким криком, распугав совсем маленьких звездочек, ворвался в ночную тишину Дед Мороз на своих санях.
Он, довольно потирая руки, взял огромный мешок, развязал его и бережно достал первое чудо.
- Ну, лети к хозяйке, - с этими словами он подул на ладонь, и чудо, радостно расправив неокрепшие крылья, устремилось вниз, к людям.
За ним последовало второе, и третье, и вот уже мешок опустел, и только на дне, нахохлившись, сидело последнее Настино чудо.
- Ну а ты чего там сидишь? – протянул руку Дед Мороз.
- Я к ней не пойду, она в меня не верит.
- Ну ничего, ничего, случишься – поверит.
- Дедушка, не отдавай меня ей, - вдруг взмолилось чудо. – Она же меня даже не впустит! И я буду скитаться по городу, пока кому-нибудь не пригожусь. А кому нужно чужое чудо…
- Не впустит, говоришь? – Дед Мороз задумался. – Ну смотри, тогда до следующего года.
С этими словами он развернул сани и умчался прочь, унося в своем волшебном мешке чудо, которого не произошло.